Внимание! На сайте ведутся профилактические работы. Приносим извинения, за возможные сбои в работе сайта. Администрация сайта.

YouTube ok  twitter logo vkontact facebook-logo-icon-vectorcopy-big instagram email-icon 

Курсы валют ЦБ РФ
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000-0.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000-0.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000-0.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.000-0.000

 

ОНИ ЗАЩИЩАЛИ ЧЕСТЬ И СВОБОДУ ДАГЕСТАНА

 

8 0Дагестан – удивительный край во всех отношениях. Перелистывая исторические события давно минувших дней, можно увидеть, как горцы, которые не служили ни в каких регулярных частях и в боевых отрядах, в случае угрозы нашествия иноземных захватчиков, объединившись, с оружием в руках выступали против непрошенных «гостей» и уничтожали их.

 

В сражениях против жестоких захватчиков, которые грабили страну, сжигали аулы, жестоко убивали мирных жителей, угоняли в плен молодых юношей и девушек, принимали участие не только взрослые мужчины, но и женщины, убелённые сединой аксакалы, даже дети.

Очень красноречиво, с патриотическими чувствами рассказывают нам о тех героических сражениях легенды, сказания, поэтические произведения «Парту Патима», «Сражение с Надир-шахом», «Нарт Муртузали», «Каменный мальчик» и др. Жестокий персидский завоеватель Надир-шах неоднократно делал попытки завоевать и покорить Дагестан. Его многочисленные, хорошо вооружённые и обученные войска не смогли ни разу покорить Дагестан, и были разгромлены, а сам предводитель чуть не попал в плен.


Вот строки из «Песни о герое Муртузали»:

…Из Стамбула длинные ружья взяв,

А в Дамаске сабли ковать приказав,

Из Арабистана коней пригнав,

Из людей Афгана войско набрав,

Богом и шахом вселенной стать желая

И говоря: «Будет мир у меня в ногах!» —

Повёл полки в Дагестан каджар Надир-шах».

Узнав о надвигающейся страшной беде, дагестанцы собрались в единую армию.

А в долине Согратля герои сошлись,

Удальцы наши лакские собрались,

Акушинцы пришли, и даргинцы пришли,

И аварцы пришли, и кюринцы пришли.

В самый разгар жестокого сражения на помощь своим мужьям пришли женщины.

Сражение шло, клокотала крови река,

Словно чаши весов, качались войска.

Храбро малая горстка горцев дралась.

Вот над чохской дорогой пыль поднялась.

То на плечи черкески мужские надев,

Взяв кинжалы, на помощь Муртузали

Жёны горские в бой на каджаров пошли.

Вот так, объединившись в единый кулак от мала до велика, дагестанские воины разгромили многочисленные полчища Надир-шаха.

 

Сражение горцев в ущелье Ая-Кака

После Октябрьской революции 1917 года и свержения царского самодержавия по всей России стали происходить трагические события.

Началась Гражданская война, которая пролила море крови и унесла тысячи жизней. В 1918-1919 годах эти события докатились и до отдалённых от Центральной России регионов.

В конце августа и в начале сентября 1919 года, в разгар Гражданской войны в России, в Дагестане произошли события, имевшие огромное историческое значение и ставшие яркими примерами мужества и героизма нашего народа.

Ая-Какинское сражение оказало мощное влияние на ход борьбы против международной интервенции в Дагестане и на Северном Кавказе.

В этом сражении повстанцы Даргинского округа одержали героическую победу над деникинской Добровольческой армией, оснащённой пушками и пулемётами, насчитывающей более тысячи хорошо вооружённых и обученных солдат и офицеров, рвущихся завоевать стратегические высоты на Кавказе и покорить неуступчивых горцев.

 

Воспоминания красных партизан из с. Нижнее Мулебки о тех событиях из личного архива.

Магомед Гебеков:

«Ещё до революции с казаками у горцев и жителей нашего селения были недружелюбные, а порою враждебные отношения. Казаки жили в казарме, которая была построена недалеко от селения Урахи. Они были для горцев непрошенными гостями. Никто их не просил, чтобы они приехали. Вооружённые винтовками и саблями, они разъезжали по близлежащим хуторам, отбирали у людей фураж для коней, хлеб и другие продукты питания, вели себя весьма нахально. Горцы, сдерживали себя, чтобы не вступать в конфликт с вооружёнными до зубов казаками.

Но однажды, когда наш сельчанин Омар Камбулатов возвращался из Урахи в своё селение, по дороге ему встретились двое казаков. Они окриком остановили его, затем приказали отдать им кинжал и снять брюки. Омар носил красивые офицерские брюки с лампасами, которые ему подарил русский офицер. Когда Омар понял, что казаки могут оставить его без кинжала и брюк (видимо, у горца молниеносно мелькнула мысль, что лучше погибнуть, чем без брюк вернуться в селение), он, делая вид, что собирается расстегнуть ремень, на котором висел кинжал, также молниеносно вытащил кинжал и зарубил насмерть одного казака. Другой казак, получив несмертельное ранение, отстреливаясь из винтовки, ранил горца и сбежал.

Сельчане как только узнали о том, что случилось, немедленно собрали сход. На сход пришли представители из соседних селений и хуторов. Решили готовиться к нападению казаков на селение. Когда офицеры гарнизона узнали о том, что все горцы собираются выступить против них, через несколько дней покинули свою казарму и ушли.

Это событие произошло ещё задолго до начала Гражданской войны в Дагестане».

 

Хроника последующих событий

Генерал Халилов обратился к жителям Дагестана с призывом «внести свою лепту в дело освобождения от большевиков» и издал приказ, в котором предлагал начальникам округов выставить определённое количество бойцов в ряды войск: от Темир-Хан-Шуринского округа – 1111 человек, от Самурского – 910, от Кюринского – 1077, от Кайтаго-Табасаранского – 1004, от Даргинского – 1187, от Гунибского – 914, от Аварского – 433. В их число входили и конные бойцы. Обмундирование, снаряжение, вооружение пеших и конных призывников должно было производиться за счёт населения. В приказе о мобилизации говорилось: «Если кто-нибудь уклонится от выполнения приказа, незамедлительно будет наказан по законам военного времени, вплоть до смертной казни».

Для выполнения этого приказа и усмирения некоторых аулов во многих населённых пунктах – Порт-Петровске, Темир-Хан-Шуре, Дербенте, Хасавюрте, Гунибе, Хунзахе, Дешлагаре и других – были расквартированы вооружённые артиллерией и пулемётами деникинские гарнизоны. Солдаты Добровольческой армии ходили по дворам и отбирали у населения одежду,        обувь, продукты и фураж для лошадей.

Деникинские палачи и их пособники начали военные походы в округа, где население не признавало власть оккупантов. Эти вылазки сопровождались кровавым насилием, грабежом, поджогами и разрушением аулов, наложением на горцев тяжёлой контрибуции, уплата которой приводила население к разорению. Видимо, руководство Добровольческой армии забыло о том, где находится: на Кавказе даже за обидное слово и оскорбление человек может поплатиться жизнью. Многие сельские общества объявили об отказе выполнять приказ и посылать людей в оккупационную армию.

Попытка восстановления старых царских порядков и ввод белогвардейских формирований в Дагестан настроили население настолько враждебно к оккупантам, что люди готовы были при первом же удобном случае начать вооружённую борьбу.

Объявление мобилизации, введение военного положения и наложение контрибуции оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения.

Как большую трагедию для горцев воспринял шейх-уль–ислам Дагестана Али-хаджи Акушинский вторжение деникинцев в Дагестан. Он выступил за вооружённое сопротивление.

Горцы начали готовиться к войне. Они меняли свои самые дорогие земли на винтовки и патроны. Руководили этой работой признанные народные лидеры Осман Османов и Рабадан Нуров. Хаджаламахинцы совместно с партизанскими отрядами других селений разгромили Левашинский военный гарнизон и освободили Али-хаджи Акушинского из-под домашнего ареста.

После разгрома повстанцами Левашинского гарнизона деникинцы потеряли важный центр управления и связь с Кумухом, Гунибом и Хунзахом.

 

Приказ генерала Попова

Генерал Попов решил сделать новую попытку занять Леваши, освободить арестованных солдат и офицеров и подавить народное восстание в самом его начале. Он отдал распоряжение полковнику Лаврову перейти в наступление через Мекегинский перевал и занять селение Леваши. В его распоряжение были переданы крупные военные соединения, оснащённые артиллерией и военным снаряжением.

Регулярные армейские части приближались к Мекегинскому перевалу. Их ожидали повстанческие отряды из ближайших селений, которые заняли господствующие высоты над Ая-Какинской долиной. Это были слабо вооружённые горцы. Среди них были не только зрелые мужчины, но и женщины, старики, подростки.

 

Рассказ красного партизана Абдулы Ханзаева из селения Нижнее Мулебки:

«То, что может произойти вооружённое столкновение с белоказаками, знали все сельчане. Поэтому люди приходили на пятничный намаз в наше селение из близлежащих хуторов, вооружённые винтовками, кинжалами и пистолетами. Хорошо помню тот августовский день 1919 года, когда прямо в мечеть во время пятничного намаза прискакал на запылённой лошади Багадзи из селения Дегва. Он просил мулебкинцев,чтобы они пришли на помощь красным партизанам из селений Мекеги, Дегва, Цудахара и других селений, чтобы преградить путь деникинцам в ущелье Ая-Кака. На пятничный намаз в нашей мечети собиралось много людей. И многие мулебкинцы во главе с Магомедом Чапаевым прямо из мечети отправились в ущелье Ая-Кака и приняли самое активное участие в разгроме белоказаков».

 

Хроника сражения в ущелье Ая-Кака

Деникинские отряды, обученные и хорошо вооружённые, шли по шоссейной дороге Дешлагар – Леваши колоннами. Играл полковой оркестр. Они шли медленно, чинно и без суеты, хотя знали, что с обеих сторон ущелья притаились повстанцы. Впереди шли офицеры. Их золотые погоны поблескивали на солнце. Они мирно беседовали и курили папиросы.

Повстанцы замерли и внимательно наблюдали за спокойно, как на параде, идущими колоннами противника. Враг шёл по ущелью. Он был виден, как на ладони. Командиры партизан передавали по цепи, чтобы врага подпустили близко, и ждали команды. А командование деникинцев было уверено, что необученная дикая масса не выдержит натиска и после первых же пулемётных и пушечных выстрелов побежит.

Спустившись к речке, деникинцы остановили колонну, развернулись в цепь, открыли интенсивную пулемётную стрельбу и пошли в атаку. Пушки пока молчали. В атаку пошла не вся колонна: её хвост ещё не развернулся.

Деникинцы думали, наверное, что от первой же их атаки небольшими силами повстанцы или побегут, или сдадутся в плен. Эта была большая ошибка деникинцев. Партизаны приняли бой с большим хладнокровием: ни один человек не отступил ни на шаг. Вместо беспорядочного бегства деникинцы встретили меткий, дружный, губительный огонь.

В этом судьбоносном первом бою пример хладнокровия, стойкости и мужества показали мекегинцы Рашид Саидов, Амирчупан Чамкуров, Магомед Шейхбагандов, Ибрагимбек Омаров, Гасан-Гусен Нурбагандов, Ярахмед Магомедов и многие другие.

Атака деникинцев захлебнулась. Убитых и раненых оказалось слишком много для продолжения атаки. Офицеры попытались поднять цепи и снова повести солдат в атаку, но некоторые сами были убиты.

Плохо вооружённые горцы с обнажёнными кинжалами в руках, все как один, бросались на наступающих вооружённых до зубов деникинцев.

Деникинцы, поняв, что атаки не получится, и увидев, что партизаны бьют их там, где они лежали, стали прятаться и окапываться. Казаки начали поливать партизан пулемётным огнём, развернули пушки и начали бить по тем местам, откуда стреляли партизаны. Появились первые убитые и раненые среди партизан. Партизаны стали после выстрела из винтовки перебегать с одного места на другое. В разгар сражения на помощь повстанцам подоспел отряд из селений Нижнее и Верхнее Мулебки во главе о Магомедом Чапаевым (до 100 человек), они соединились с дегвинцами и мекегинцами и вступили в бой с южной стороны ущелья Ая-Кака.

У партизан была проблема с нехваткой патронов. Поэтому старались, чтобы каждый выстрел попадал в цель. Повстанцы одновременно нанесли удар по первой и последней упряжке артиллерийского и провиантного обоза. В первые же минуты боя был убит полковник Лавров. После этого в рядах противника началась паника. Кавалерия деникинцев в таком узком месте не имела возможности маневрировать и идти в атаку, все пушки своевременно не удалось развернуть, солдаты попали под точный оружейный огонь и были вынуждены окопаться. Жители селений Урахи и Ванашимахи закрыли выход из ущелья в сторону Губдена, а вверху казаков сдерживали мекегинцы. Перестрелка закончилась только поздно ночью. Деникинцы потеряли около половины отряда. Ночью на помощь повстанцам начали приходить вооружённые отряды дагестанцев. Подошёл отряд цудахарцев численностью 200 человек под командованием Хабибули-Шапи, аварские отряды из селений Кутиша и Хахита под командованием Д. Даитова, 400 акушинцев пришли во главе с сыном Али-хаджи Акушинского Магомедом.

С рассветом все ополченцы одновременно открыли прицельный огонь по деникинским солдатам. Такого натиска Добровольческая армия не смогла долго выдержать. Солдаты, подрезая подстромки и бросая орудия на поле боя, спасаясь, ускакали верхом. Вслед за кавалерией побежала пехота, бросая винтовки и сумки. И они несли большие потери. Из всего отряда к Дешлагару (ныне Сергокала) пробилось от силы 50 казаков, которых преследовали горцы. Дешлагарский гарнизон тоже был разгромлен, и деникинцы отброшены к морю. К сожалению, и среди красных партизан были убитые и раненные. Согласно очерку Б. Арсланбекова, в сражении в ущелье Ая-Кака только из селения Мекеги погибли до 70 человек.

 

Продолжение рассказа красного партизана Абдула Ханзаева из селения Нижнее Мулебки:

«Когда горцы увидели, что солдаты начали убегать, забыв о всякой опасности, мы бросились вниз по крутым склонам ущелья. Партизаны везде и всюду находили деникинцев и убивали их. Никакого сопротивления они не оказывали. Магомед Чапаев и Меджид Шахбулатов из нашего селения захватили тачанку с двумя лошадьми и пулемётом «Максим». Многие стали хозяевами брошенных казаками лошадей. На этой тачанке и на захваченных лошадях мы начали преследовать убегающих деникинцев.

После разгрома Дешлагарского гарнизона некоторые повстанцы поехали в сторону Дербента, а многие мулебкинцы – Омар Мутязов, Магомед Шехтурсумов, Меджид Шахбулатов, Батырай Батыраев, Магомед Гебеков, Гамзатхан Гамзатханов, Ахмедкади Чатиров, Абдусалам Алиев и другие – поехали в сторону Манаса.

Сейчас не помню, кто дал такое указание, нам было предложено уничтожить деникинцев и захватить поезд на станции. Окрылённые победой в ущелье Ая-Кака, мы, не проведя разведку, сразу помчались к поезду на станции Манас. Видимо деникинцы ещё издалека заметили наше продвижение, подпустив на расстояние выстрела, они открыли из пулемётов шквальный огонь. Местность там ровная, появились первые убитые. Так умер на моих руках Омар Мутязов, был убит Муртузали Нурбагамаев. Наше движение вперёд остановилось. Не было никакой возможности даже поднять голову. Когда мулебкинец Ахмедкади Чатиров увидел убитых своих сельчан и горцев из других селений, держа в одной руке пистолет, в другой – кинжал, проскользнув мимо нас, проскочил к поезду.

Не знаю, как ему удалось, но он вошёл внутрь вагона, из которого стреляли из пулемёта. Потом нам говорили, что он кинжалом и пистолетом убил нескольких деникинцев и пулемётчика. Пулемёт надолго перестал стрелять. Но и сам Ахмедкади был убит казаками. Так героически погиб мулебкинец Ахмедкади Чатиров. Но его подвиг остался безвестным».

Их было только 16.

С активным участником Ая-Какинского сражения и боя на станции Манас Абдусаламом Алиевым 50 лет назад встретился журналист М-Г. Гаджиев.

В здании Сергокалинского райкома КПСС при праздновании 50-летия Октябрьской революции первый секретарь райкома КПСС Али Нурбагандов вручал высокие государственные награды участникам Гражданской войны. Орденом Красной Звезды были награждены двое жителей из селения Нижнее Мулебки Абдусалам Алиев и Батырай Магомедов.

О тех героических событиях рассказал журналисту Абдусалам Алиев:

«После революции в России и Гражданской войны в Дагестане жизнь у горцев намного улучшилась. А до революции многие сельчане, чтобы прокормить свои семьи, уезжали на рыбные промысли, на Кубань, на Кавказскую железную дорогу. Вдобавок ко всем проблемам добавились ещё проблемы, связанные с началом Первой мировой войны.

Среди рабочих железнодорожников ходило много разных слухов о тех событиях, которые происходили в России. Через некоторое время свергли царя. «Революция! Свобода!» – кричали радостно рабочие. Никто даже и не задумывался о том, какие трагические события произойдут на территории России. В 1917 году я вернулся домой. Одни горцы продавали своих быков, другие – земельные участки и покупали оружие. Я использовал деньги, привезенные с заработков, и купил винтовку с патронами.

В ущелье Ая-Кака произошло основное сражение горцев против деникинских захватчиков. Партизаны одержали блестящую победу. Хотя после того сражения горцы могли вернуться в свои селения, по-моему, все повстанцы поехали продолжить сражение против деникинцев на станцию Манас. После первой неудачной попытки захватить станцию в Манасе партизан разделили на мелкие группы и приказали удержать порученный участок. Так наша группа партизан из 16 человек (8 мулебкинцев, 7 человек из селения Верхнее Лабко и 1 цудахарец) оказалась на возвышенной местности Замбайла, чуть выше моста. Я преклоняюсь перед мужеством и бесстрашием каждого партизана из нашей группы. Двое горцев, которые были направлены в разведку, быстро вернулись и сообщили о том, что в нашу сторону продвигаются крупные силы белоказаков. Мы ускоренно начали окапываться, чтобы не стать лёгкой мишенью для противника. Скоро появились деникинцы. Их было действительно очень много. У них были пушки, пулемёты, винтовки. А у нас в достаточном количестве даже патронов не было. Но в штабе партизан обещали нам помочь. Начался неравный бой горстки партизан против обученных, хорошо вооружённых белоказаков. Что удивительно, каждый выстрел партизан попадал в цель. Они начали стрелять по партизанам из пулемётов, винтовок, а иногда и из пушек. К счастью, снаряды из пушек перелетали через нас. Противник, когда увидел много убитых в своих рядах, поменял тактику и начал стрелять с разных сторон.

До обеда, хотя были среди нас раненые, мы как-то сдерживали наступление казаков. После обеда со стороны Карабудахкента мы услышали шум и увидели людей, направляющихся в нашу сторону. Мы очень обрадовались, думая, что это партизаны спешат к нам на помощь. Но когда эти люди стали стрелять в нашу сторону, поняли, что это деникинцы. Нас со всех сторон окружили. Но, тем не менее, бой разгорелся ещё больше. Мы отбили новые атаки противника. Но силы были неравные. «Сопротивляться бессмысленно. Сдавайтесь! Мы подарим вам жизнь!» – кричали враги и подбирались к нам всё ближе и ближе. Они начали закидывать нас гранатами. Осколок гранаты, который взорвался недалеко, ранил меня в руку. Мой сельчанин Абдулла Бахмудов быстро поднимал упавшие в окоп гранаты и бросал обратно в наступающих врагов. Удивляюсь мужеству мулебкинца – получив множественные ранения от осколков и пуль противника, он продолжал сражаться как здоровый. И когда раненый и истекающий кровью горец схватил очередную гранату и хотел выбросить обратно, она разорвалась у него в руках. Он погиб на месте. После него, сражённые пулями и осколками гранат, начали погибать и другие партизаны. Но даже в такой критический момент, когда патроны были на исходе, нас становилось всё меньше и меньше, не возникало мысли сдаться врагам. В это время недалеко от места сражения появился офицер на коне и начал стрелять в нашу сторону. Я хорошенько прицелился и выстрелил в него. Думаю, это был последний патрон в обойме моей винтовки. Офицер свалился с лошади. В это время в мой окоп залетела граната. Осколками полностью раздробило мою правую ногу. Из 16 человек в живых среди нас осталось четверо: я, мулебкинец Батырай Магомедов, Магомед Амиров и Магомед Алиев из селения Верхнее Лабко.

Противник понял, что кончились патроны, и нас осталось очень мало.

«Оставьте своё оружие и выходите из окопов!» – кричали деникинцы. Поддерживая друг друга, истекая кровью, мы вышли из окопов. Враги окружили нас и с интересом рассматривали. Они не могли понять, как такая горстка горцев целый день сражалась с ними и уничтожила до 80 бойцов.

«Что с ними делать? Лучше расстрелять!» – сказал один казак.

«Нет-нет, таких мужественных и храбрых людей нельзя убивать. Они должны жить!» – сказал раненый офицер. Это был, оказывается, раненный мною офицер. Он был командиром казачьего отряда. Нас посадили на арбу и отправили в Манас. Сутки не кормили. Из-за потери крови и голода я потерял сознание. На станции Манас я пришёл в себя. Тот самый мною раненный командир деникинского отряда, который сохранил нам жизнь, вечером, оказывается, умер. Охранник оказал нам кое-какую помощь, предложил бинты для перевязки. Он и рассказал нам о том, что мы уничтожили более 80 солдат противника, не считая раненых. 6 мулебкинцев, 5 партизан из селения Верхнее Лабко и 1 цудахарец навечно остались на поле боя.

В местности Замбай Карабудахкентского района установили Доску памяти, на которой есть имена храбрых партизан».

К большому сожалению, в настоящее время никакой памятной доски с именами мужественных и храбрых партизан, которые отдали жизнь за свободу и независимость нашей республики, на месте сражения в местности Замбай Карабудахкентского района уже не существует.

Ая-Какинская битва считается самым крупным сражением в годы Гражданской войны в Дагестане. Наши предки, плохо вооружённые, не имея ни малейшего представления о современной военной тактике и стратегии, очень умело использовав наши горы, применяя врождённые навыки воина и защитника своего очага, наголову разгромили хорошо вооружённый и обученный отряд Деникина, отстояв свою родную землю.

Без сомнения, Ая-Какинское сражение стоит в одном ряду с героической обороной горцами аула Ахульго, разгромом Надир-шаха в Андалале и ещё десятками сражений и битв, где наши предки показали себя мужественными и гордыми людьми, которые отстояли свою свободу и независимость от непрошенных захватчиков.

От автора: При подготовке этого материала опирался на личный архив, статьи А. Нурмагомедова, Магомеда Акушинского-Магомедова и книгу Б. Арсланбекова, посвященную Ая-Какинскому сражению.

Хочу выразить благодарность педагогам Миглакасимахинской СОШ Сергокалинского района Абдулкадиру Алибекову и Мухтару Гасайниеву, которые помогли собрать необходимый материал для статьи.

Магомедмухтар МУРТУЗАЛИЕВ.

Яндекс.Метрика