Внимание! На сайт вносятся корректировки. Приносим извинения, за возможные сбои в работе сайта. Администрация сайта.

 

 ДЕТИ ВОЙНЫ

 

ПАМЯТЬ О БОЛЬШОЙ ВОЙНЕ

 

orden pobedaКогда вырастают крылья? Когда нас вдохновляют и радуют. Когда нами гордятся и поддерживают. А еще тогда, когда у нас есть родители, бабушки и дедушки, способные быть для нас примером того, как жить, как работать и как любить.

 

Если исходить из этого, то каждое послевоенное поколение можно смело назвать «окрыленным». У нас у всех один общий пример – наши славные ровесники тех самых сороковых, в которые даже те, кто не сражались, а выживали в тылу, все равно герои. Буквально считанные дни остались до того дня, когда вся наша страна будет праздновать Великий день – День Победы.
71 год прошел с того времени, как наша с вами страна завоевала победу. И, к сожалению, с каждым годом, с каждым часом все меньше и меньше остается в живых ветеранов. Все меньше становится и тех людей, кто в годы войны были маленькими девочками и мальчиками. Поэтому мы с вами сегодня должны ценить каждый миг и каждую секунду, когда они находятся рядом с нами и когда они могут поделиться своими личными воспоминаниями о войне, рассказать о своем незавидном и горьком детстве.6-3

С начала учебного года ребята из детских общественных объединений города и управление образованием объявили бессрочную акцию «Дети войны. Когда вырастают крылья» для того, чтобы сохранить воспоминания тех, кто в годы войны был детьми. Автор и ведущий проекта – ИГДЮОО «Лидер», методист ДДТ Елена Писарева. На прошлой неделе были подведены предварительные итоги. Ребята рассказали буквально о нескольких людях, с которыми им удалось познакомиться, среди них Раиса Кульгавюк, Патимат Мусаева, Зоя Калмыкова, Мария Головина, которые были гостями мероприятия.

6-1Под руководством своих вожатых школьники подготовили презентации и видеоролики, на которых ветераны искренне делились своими воспоминаниями. Живо и неподдельно звучал каждый рассказ, часто героями становились бабушки и дедушки учеников.
6-2

Память о большой войне жива в каждой семье. Истории военных лет, воспоминания ветеранов, письма с фронта – бесценные свидетельства Великого подвига советского народа. Мы публикуем некоторые из выступлений учащихся. Это незатейливые с литературной точки зрения рассказы людей, переживших войну в раннем детстве, но абсолютно правдивые.

Муминат МАГОМЕДОВА.

 

 

Патимат МУСАЕВА родилась в 1932 году в селении Урахи Сергокалинского района. В семье их было 11 человек. Когда началась война, Патимат было 9 лет. 
6-5Отца сразу забрали на войну. Время было очень тяжелое. Мать часто болела. Есть было нечего, не было муки для того, чтобы испечь хлеб. Дети ели вареную картошку, и этим спасались от голода.
Во время войны их детьми возили на работу в Кизлярский район и в чеченские села, там они косили траву.
В 1944 году отец вернулся с войны без руки. Патимат и ее сестре приходилось много трудиться, чтобы содержать себя и больных родителей. Долгое время Патимат работала в сан. части милиции, после на хлебозаводе. 
В 1953 году Патимат вышла замуж. С мужем они прожили 58 лет. Пять лет назад муж погиб, и сейчас Патимат живет одна.

ДОО «Люкс» СОШ № 2, руководитель – Зубайдат Махмудова.

 

 

Мария ГОЛОВИНА родилась в Александровском районе Харьковской области Украины. В 1929 году её отца, местного крестьянина, избрали председателем сельского совета, мама занималась домашним хозяйством.6-4
Маша только окончила семь классов в общеобразовательной школе, когда началась Великая Отечественная война. Отца Марии впервые же дни войны призвали в Красную Армию. 
– Нас, молодых и подростков, а также пожилых людей, – вспоминает Мария Григорьевна, – оправили на трудовой фронт рыть окопы, траншеи, строить блиндажи. Ведь немецкие войска, вероломно напавшие на Советский Союз, вели стремительное наступление и заняли многие города и села нашей страны. Скоро могли дойти и до нашего района. 
Работали мы с раннего рассвета и до наступления ночи, не доедали, не досыпали, очень сильно уставали. Однако коварный враг первые годы войны имел преимущество в живой силе и технике и вскоре занял Харьковскую область, в том числе и наш район. Нас немцы выселили из домов, жили мы в сараях и окопах. 
Когда советские войска освободили Алексеевский район от фашистов, Мария Головина приняла решение: устроиться работать в военный госпиталь. Она ухаживала за ранеными солдатами и офицерами Красной Армии. Ветеран труда рассказывает, как ей было тяжело в первые дни работы, она плакала день и ночь, насмотревшись на страдание раненых красноармейцев. 
– Было много тяжелораненых воинов, – вспоминает она, – с оторванными руками или ногами, живого места порой не было на человеке. Горько было все это видеть. 
Мария душой и сердцем была рада, что помогает раненым, делала все от неё зависящее, чтобы бойцы поправлялись. Многочисленные просьбы слышала Мария в госпитале: «Сестрица, пить хочется, помоги мне повернуться, у меня сильные боли, позови медсестру, доктора». Так что отдыхать было некогда. Когда же солдат приходил в себя, начинал поправляться, он просил Марию написать письмо родителям, родным и близким людям. 
В конце войны советские войска вели наступательные операции, военный госпиталь передислоцировался в другое место, а Мария осталась в своем районе. В родном краю Головина пошла на курсы обучения поваров, проучилась там пять месяцев и получила удостоверение по специальности «пекарь». В районном центре она поступила работать в столовую. Сначала трудилась официанткой, а потом поваром. 
Отец ее с фронта не вернулся, погиб. И в послевоенном 1946 году семья переезжает в Дагестан, в город нефтяников Избербаш. Головина поступила на работу в больницу, поваром в столовой. Здесь она проработала более тридцати лет. И хотя в 1988 г. она вышла на пенсию, все равно продолжала работать сестрой-хозяйкой еще восемь лет. 
Головина имеет много наград и благодарностей. Она удостоена медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», также награждена медалью «Ветеран труда» и другими юбилейными медалями.


ДОО «Горячие сердца» СОШ № 3, 
руководитель – Саният Магомедова.

 

ДЕВУШКИ – ЗЕНИТЧИЦЫ

 

iМои детские впечатления о начале войны связаны, прежде всего, с гибелью отчима, с которым мать жила в небольшом даргинском селе Ая-Махи Сергокалинского района.

Мы переехали в райцентр с. Сергокала, где стояла воинская часть, там мать работала официанткой в офицерской столовой. Жили на квартире у очень бедных людей. За квартиру мать расплачивалась продуктами, которые ей выделяли  на работе  в качестве   оплаты за труд.

Мне было 6 лет. В райцентре было много беженцев славянского происхождения: старики, женщины, дети. А в здании школы несли службу девушки – зенитчицы, настоящие воины, в гимнастерках защитного цвета  и с погонами на них со знаками различия: рядовые и сержанты.

На крыше школы была закреплена зенитная установка, где постоянно дежурили по две зенитчицы: одна с биноклем, видимо командир взвода, другая у установки, готовая стрелять, если это окажется вражеский самолет. Но мы, дети, часто слышали такой доклад командира: «Наш, наш самолет!».

Все девушки были русские, полные задора, любители побалагурить. По селу они ходили только строем и всегда с песней:

Прощай, любимый город!

Уходим завтра в море.

И ранней порой мелькнет за кормой

Знакомый платок голубой.

А мы, дети, всегда были рядом, шли за ними, подражая их строевому шагу.

Возможно, этот жизненный факт военного времени повлиял и на поведение горянок, на их порыв идти на фронт вслед за своими братьями, мужьями и отцами.

Помню, что по селу разъезжали машины – студебекеры, купленные у американцев за золото и серебро. Конечно, мы, дети, тогда еще это не понимали. Присылали они нам в порядке оказания помощи и порошок из крокодиловых яиц. До сих пор помню этот необычный для нас вкус приторно-едкой яичницы.

В райцентре был пищекомбинат, куда жители района сдавали дикие плоды: яблоки-кислицы, груши, кизил, шишки, из которых комбинат готовил повидло, варенье, джемы. Все это отправлялось на фронт и было в продаже.

Мы тоже принимали участие в сборе этих плодов леса.

Во многие семьи приходили похоронки. Оплакивание погибших – было тягостное жуткое зрелище.

В школе все годы патриотическое воспитание было на высоте. Поэтому многие подростки стремились попасть на фронт, чтобы громить врага, пришедшего убить тебя. Но не всем это удавалось. Была в районе и преступная деятельность бандитов, занимающихся разбоем и грабежом. С ними успешно справлялись части НКВД.

   

Виктор ПОЛУНИН.

  

ЭТО НАША ЗЕМЛЯ !

 

Я была ребенком, когда началась Великая Отечественная война. К концу войны мне было 7 лет, поэтому если что и помню, то больше по рассказам матери. Мы жили в селе Пасики, что в Украине. Фашисты бомбили и села, и города. Люди были напуганы, встревожены, растеряны, прятались во время бомбежки в погребах.

Когда в село дошли слухи, что вот-вот придут немцы, мы вынуждены были бежать. Люди шли огромными толпами. Это было страшное зрелище. Я держалась одной рукой за мамину юбку, она несла  младшего брата в одной руке, а другой толкала небольшую повозку с продуктами и вещами. Навстречу выехала немецкая легковая машина типа пикап. В ней несколько солдат офицеров. Колесом своей машины они задели нашу повозку так, что всё разлетелось по сторонам, а мы услышали в машине громкий, язвительный смех.

Это я теперь понимаю, насколько немцы были уверены в первый год войны в своей победе, проезжая по чужой земле как хозяева и мечтая поработить славянские и другие народы страны.

 В эвакуации мы жили в селе старообрядцев, придерживавшихся старых мнений, старых привычек. Жили мы в сарае, варили еду в ведре. Когда всё немного поутихло, мы вернулись в свое родное село. Здесь стояли румынские воинские части, а военврачом был немец. Нужно признать, что к нам они относились благосклонно. Детям давали конфеты, предупреждали, если в село должны прийти войска эсэсовцев. А военврач даже лечил моего двоюродного брата, который подорвался на немецком снаряде. Но предупреждал, чтобы мы  об этом особо не распространялись.

Железнодорожный вокзал, который находился в 5-6 километрах от села, был занят немцами. Военный эшелон с необученными русскими солдатами, вооруженными лишь винтовками, вынужден был остановиться за 10 километров от вокзала. Солдаты стали рыть в лесу окопы, но все они, как стало известно потом, погибли от вооруженных до зубов немцев. Когда была возможность, жители близлежащих  сел и деревень находили раненых бойцов по лесам, а мертвых хоронили. Убитыми  было почти 800 солдат, не искушенных в военном деле.

Сегодня в селе Пасики стоит памятник, на котором мемориальная  доска с увековеченными именами и фамилиями погибших.    

 

Надежда ИСИПЕНКО-ПОЛУНИНА.  

 

НА ПОДСТУПАХ К ГРОЗНОМУ

 

Родилась я после войны, в 1947 году, если что и знаю о начале войны, то только по рассказам родителей.

Они жили в Сергокалинском районе в селе Урахи.

Когда чеченский народ в годы войны был подвергнут репрессиям со стороны социалистического государства, родителей репатриировали в Чечню село Первомайское Шурагатского района. Нас поселили в добротных домах этого села. По рассказам моего отца Омара Гаджиева это было тяжелое время. Питались плохо. Собирали колоски, оставшиеся после жатвы, съедобные травы. Этим и жили, поддерживали себя и  свое здоровье.

Фашисты рвались к нефтяным промыслам Грозного. Жителей сел и городов призвали рыть окопы и траншеи. Рыли их и мои родители.

А родная тетя, сестра отца, работала медсестрой в военном госпитале в городе Махачкала, где лечились тяжелораненые советские воины. И здесь были свои трудности с питанием, с обеспечением госпиталя лекарственными средствами, перевязочным материалом.

Рассказывали, что немцы в отдельных местах переходили реку Терек, угрожая нефтяным промыслам Малгобека, Дагестана.

Чтобы остановить врага, командование Северо-Кавказским фронтом призывало: «Остановить врага! Во что бы то ни стало остановить». В Грозном в этом деле принял активное участие летчик Валентин Эмиров (впоследствии Герой Советского Союза),  выступив в качестве председателя митинга, призывающего молодежь Северного Кавказа  не допустить врага в родные горы.

Дагестанцы тоже приняли в этом деле самое активное участие. А мои родители только в 1955 году вернулись на родину в Дагестан, где жили в селе Первомайском Каякентского района.

 

Хамис ГАДЖИЕВА.

 ВОЙНА !

 

С родителями мы жили в селе Калиновка Петровского района Тамбовской области. Семья была большая: мать, отец и пятеро детей. Самой старшей из детей была я. Мне было 15 лет.

Помню, как отец приехал из Тамбова, к нам зашел его знакомый и сообщил:

– Дядь Егор. Война!

– Как война? Я ехал домой и ничего такого в дороге не слыхал.

Вскоре отца призвали в армию. Маме пришлось самой поднимать нас: растить, одевать, кормить. Конечно, мы помогали ей, собирали в лесу съедобные травы, ели травяные лепешки, лошадиное мясо.

Помню, как мы с девочками шили кисеты для табака, которые потом переправляли солдатам в воинские  части. А когда через село проходили наши солдаты, то мы, девочки, на привале помогали куховарить, подыскивали топливо: хворост, солому.

Над селом часто пролетали немецкие самолеты, которые сбрасывали бомбы на мирные села. Приходилось все время прятаться по берегам и подвалам.

Конечно, мы помогали колхозу сажать, сеять, убирать урожай овощей, плодов и хлебных злаков. Трудились не только днем, но и по ночам. До сих пор в моих ушах звенит окрик, возглас погонщика быков во время пахоты: «Цоб-Цобе!».  

 

Мария ЛАЗУТИНА-ФРОЛОВА.

 

МЫ ВЫЖИЛИ, А СТРАНА ПОБЕДИЛА!

 

DSC 0541Когда началась война с фашистами, мы жили на Кубани в станице под названием Крупская. Мне было 5 лет, когда весть о войне легла тяжелым камнем на сердца родителей: отца механизатора  и матери – домохозяйки. Эта тревога, тяжесть ситуации передавались и нам детям. В глазах всех жителей была и тревога, и недоумение, почему все так вышло. Страдания  пришли в каждый дом. Все думали, что делать, как жить дальше.

Дом у нас был добротный, еще построенный дедом. Отцу дали бронь на два года, так как стране нужны были специалисты – механизаторы. Нужно было выращивать хлеб. Мать мобилизовали на снабжение воинской части продуктами питания.

По рассказам родителей было много и предателей, служивших немцам. Были и целые станицы, где люди умирали от голода. Ели лебеду. Пекли из нее лепешки, подмешав немного муки. Ели макуху. Это выжимки, получаемые при изготовлении подсолнечного масла.

Но вот в станицу пришли немецкие войска. В нашем доме поселили военврача.

Как-то немцам потребовалась магнето, применяемая у механизаторов для воспламенения горючей смеси в цилиндрах двигателей внутреннего сгорания. Они пришли в дом. Отца не было. Он скрывался. Немцы потребовали, чтобы мать выдала его, но она молчала. Ей стали угрожать, но и это не помогло. Затем взгромоздили её с усилием на стул и стали размахивать перед лицом пистолетом. Это всё происходило на наших с младшим братом глазах.

В дом вошел военврач. Поняв, что происходит, он возмутился, что-то сказал им по-своему и выпроводил их.

Помню, когда он предлагал нам детям сахар в порошках.

Пробыли немцы в нашей станице недели две-три, пока их не выдворили наши войска. Это была значительная казачья Таманская дивизия.

Когда немцы давали драпу, то повели себя как настоящие мародеры, забирая с собой и свое и чужое. А военврач бросил бабушке свой офицерский мундир, из которого потом мама сшила мне пальто с воротником из телячьей шкуры. В нем я пошла в первый класс.

Это была малокомплектная начальная школа. Не хватало учебников, тетрадей, ручек, чернил. Да и электричества не было. В классах холодно.

Конечно, мы, дети войны, видели, испытали и пережили многое, но выжили, а страна победила.

                                 

     Любовь БАРСУКОВА-ГРОМАК.

 
ДЕТИ СЕЛА ХУРУКРА

 

Печальная весть о начале войны облетела весь Дагестан. Люди были встревожены: их мирный покой, налаженный быт в социалистическом государстве, привычный образ жизни был нарушен.

Наше родное село Хурухра в тот же год отправило на фронт более 200 молодых ребят. Уже после войны стало известно, что 134 бойца не вернулись с поля боя, кто убит, кто пропал без вести. В село часто приходили похоронки.

Отец наш с первых же месяцев войны ушел на фронт добровольно, а вернулся в 1943 году, получив тяжелое ранение. Лечился он довольно долго, на протяжении нескольких лет.

В первый год войны люди села еще не так испытывали недостаток в продуктах питания, потому что были запасы, которые выручали людей. А последующие военные годы, конечно, приносили много горя, бед, трудностей. Появились беженцы с Украины, Белоруссии. Народ  в селе делился с ними  пропитанием.

Мне было 8 лет. Я уже помогал родителям пасти скот, управлять быками во время пахоты, убирать за ними в загоне.

Осенью ходили собирать шиповник, лекарственные травы: зверобой, чабрец, подорожник, которые сдавали в аптеку.

Можно сказать, что детство наше было военное. И одевались мы плохо, носили обувь что-то вроде лаптей, чаще босиком, донашивали одежду родителей.

Школы работали, но в классах всегда было холодно, даже чернила замерзали. Тетрадей не было, писали на газетах.

 Гази КУТИЕВ.

Воспоминания собрали ребята из

ДОО «Горячие сердца» СОШ № 3,

руководитель – Саният МАГОМЕДОВА.

Яндекс.Метрика