Внимание! На сайте ведутся профилактические работы. Приносим извинения, за возможные сбои в работе сайта. Администрация сайта.

 

4-3ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО

 

В тех страшных боях за Курск немцы потеряли 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых, свыше 500 тысяч солдат и офицеров, 1,5 тысячи танков, более 3,7 тысяч самолетов и 3 тысячи орудий. Потери Красной Армии были еще больше – они составили 863 тысячи человек, в том числе 254 тысяч безвозвратные.

 

Одним из участников того исторического сражения был ветеран войны из нашего города Шарапутдин Гаджиевич Гаджиев.

До Великой Отечественной войны, как и другие его сверстники, Шарапутдин бегал по тропинкам и закоулкам своего родного села Утамыш, ходил в школу. После учебы он вполне осознанно решил  связать свою судьбу с местным колхозом имени Сталина. Устроился учетчиком полевой бригады колхоза. К своим обязанностям относился со знанием дела, выделялся своей аккуратностью и исполнительностью. Так и работал в первые годы войны, отдавая все силы во имя Победы.

В 1942 году его мобилизовали на трудовой фронт и назначили старшим группы из одиннадцати человек, которая сопровождала эвакуируемый крупный и мелкорогатый скот из Ставропольского края в Дагестан. Несмотря на все трудности и лишения, возглавляемая им группа без потерь доставляла вверенный ей скот, который у Гребенского моста распределялся для выхаживания и сохранения колхозам Дагестана.

Когда вся страна встала на защиту Родины от фашистского порабощения, Шарапутдин, естественно, не мог смириться с той ролью «табунщика» скота, которую определила ему судьба. Он рвался на фронт. Неоднократно обращался с просьбой отправить его на фронт, и каждый раз получал отказ.

Только в марте 1943 года военный комиссар удовлетворил его просьбу, и он был отправлен на фронт вместе с группой сверстников-односельчан. Но сначала их определили в полковую школу, затем в грузинское пехотное училище.

С военной учебой Шарапутдин Гаджиев подружился сразу же, осваивал преподносимую науку хорошо, но мыслями он все же был на поле боя, где решалась судьба Родины – быть ей свободной или порабощенной немецкой нечистью.

Однажды ночью его разбудила какая-то подкрадывающаяся в душу сила, непреодолимо влекущая его на фронт. Особо не раздумывая, он решился, во что бы то ни стало убежать. И он… убежал. Ему повезло в том смысле, что он наткнулся на маршировочное подразделение, направлявшееся на фронт. Тайком «прицепился» в строй одной из рот. В Беслане формировался эшелон. В вагоне на одном из участков пути с ним произошел казус. Место ему для отдыха определено не было, отсутствовал и паек на пищевое довольствие. По сути, он был «зайцем» в эшелоне.

Какой-то тип нецензурно выразился, что его могут выкинуть из поезда. Долго не раздумывая, Шарапутдин стукнул его по голове,  подвернувшейся под руку кастрюлей.

Быстро разрядив ситуацию, начальник сопровождения, капитан и какой-то лейтенант на время забрали Шарапутдина к себе в купе и долго выясняли судьбу «зайца».

Вскоре, ночью, их пустили на передовую. Наутро после жестокого боя, который открыл счет погибших товарищей и первых убитых немцев, произошло настоящее братание Шарапутдина Гаджиева со своими однополчанами. Его они окрестили по-своему и приняли как Сашу.

Так наш герой принял свое первое боевое крещение. Еще долго шагал он по дорогам войны в составе второго Украинского фронта и 24-ой гвардейской дивизии, много раз попадал в самое пекло боя.

Не раз немецкие пули выбирали Шарапутдина Гаджиева в качестве мишени. Но назло всем смертям, он выживал вновь и вновь и, по зову своего неугомонного сердца определял свое место на линии фронта, где сквозь прорези мушки можно было четко уловить лицо беспощадного врага.

В сентябре 1944 года он получил тяжелое пулевое ранение в ногу. Другая пуля угодила в живот. Именно эти ранения замкнули цепь его боевых дорог, лишив его дальнейшей возможности воевать за честь и свободу Отечества.

Находясь в бакинском госпитале, Шарапутдин Гаджиев получает возможность обрести мирную профессию бухгалтера-счетовода. По рекомендации районного комитета партии его направляют заведующим отделом учета наркома по заготовкам.

После окончания учебы он длительное время работал в аппарате Каякентского райкома партии. В свое время прослушал полный курс программы Республиканской партийной школы.

Некоторое время ему пришлось руководить управлением сельского хозяйства района.

Впоследствии, долгие годы своей жизни Шарапутдин Гаджиевич накрепко связал с судьбой земли-кормилицы родного села Утамыш, когда райком КПСС рекомендовал его секретарем парткома винсовхоза.

Без отрыва от производства он окончил Дагестанский сельскохозяйственный институт. Несколько лет подряд руководил винодельческим совхозом «Чкаловский» объединения «Дагвино» при селении Каранайаул.

Последние годы своей жизни ветеран провел в Избербаше. Многие годы руководил городским Советом ветеранов войны и труда.

Среди своих многочисленных наград он особо чтил орден Отечественной войны, возможно потому, что его алый муар напоминал ему пролитую на полях боя собственную кровь. Особенно ценил Шарапутдин Гаджиевич и самые боевые медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».

 

Из книги Гаджи Гаджиева

«Слово об Утамыше и утамышцах».

 

 

Яндекс.Метрика